воскресенье, 19 мая 2013 г.



Я был когда то пионером,
И в том, что будет коммунизм
По-детски искренне я верил,
По-детски искренне я верил,
Поскольку был душою чист.
Поскольку был душою чист.
Я по утрам свой алый галстук
Я по утрам свой алый галстук
Горячим гладил утюгом,
Горячим гладил утюгом,
В кино переживал за Красных
В кино переживал за Красных
И собирал металлолом,
И собирал металлолом,
Маршировал под барабаны,
Маршировал под барабаны,
Любил, когда играет горн,
Любил, когда играет горн,
Цветы дарил я ветеранам
Цветы дарил я ветеранам
И обожал ночной костёр.
И обожал ночной костёр.
Я помню, как до «синей ночи»
Я помню, как до «синей ночи»
Мы пели песни у костра
Мы пели песни у костра
О том, что «дети мы рабочих»,
О том, что «дети мы рабочих»,
Что ждёт нас светлая пора.
Что ждёт нас светлая пора.
И мы «всегда готовы» были
И мы «всегда готовы» были
Хоть в космос, хоть на целину,
В забой, чтоб «сказку сделать былью»,
А если надо — на войну...
Забыт давно и галстук алый
И пионерский тот салют,
Теперь другие идеалы
И песни новые поют.
Давно уж старый горн в утиле,
А цель былую — коммунизм,
Для многих нынче заменили
Нажива, алчность и цинизм.
С весёлой грустью вспоминаю
Времён далёких дребедень,
А девятнадцатое мая
Теперь простой весенний день!
Хоть в космос, хоть на целину,
В забой, чтоб «сказку сделать былью»,
А если надо — на войну...
Забыт давно и галстук алый
И пионерский тот салют,
Теперь другие идеалы
И песни новые поют.
Давно уж старый горн в утиле,
А цель былую — коммунизм,
Для многих нынче заменили
Нажива, алчность и цинизм.
С весёлой грустью вспоминаю
Времён далёких дребедень,
А девятнадцатое мая
Теперь простой весенний день!

четверг, 16 мая 2013 г.

Слышать и быть услышанным


Трудно слышать и быть услышанным правильно. Обоюдное понимание – большая редкость. Если удаётся испытать его, то ощущаешь радость, даже счастье. Обычно люди редко правильно понимают то, что слышат. Легко мы уясняем простые сообщения, команды, инструкции. И тот, кто даёт команды, формулирует их определённым, не им придуманным образом. «Руки вверх» – всем понятно…
Вообще, понятно то, про что люди договорились, как это понимать и как сообщать. Но огромная часть сообщений, к счастью и на беду, – не команды и не приказы. Это всё остальное общение: профессиональное, бытовое, любовное и дружеское. Человек постоянно погружён в информационно избыточную среду. В толпе, например, ему приходится делать всё, чтобы не слышать людей, не видеть их. В метро каждый старается существовать так, будто никого нет вокруг: ни на кого не смотреть и слушать что-то своё через наушники. Защита от ненужной информации… При этом любая человеческая группа пронизана коммуникациями. И эти коммуникации, в частности словесные (когда мы слышим и хотим быть услышанными), равны поведению. Оно есть всегда, даже когда мы считаем, что не делаем ничего. Даже тогда, хотим мы того или нет, вовне транслируется информация.
Мы всегда «читаем» поведение другого, пусть он ничего и не говорит словами. И взрослые, и особенно дети чувствительны к поведению значимых людей. Настроение видим по движениям, по выражению лица, по взгляду. Не обязательно понимаем правильно, но как-то понимаем. А уж если включается речь, то информация возрастает многократно. К невербальной присоединяется вербальная, словесная часть. Именно речь кажется нам более содержательной и ясной. Хотя не всегда это так.